ИГОРЬ АНДРЕЕВИЧ ГОЛУБЕВ






Олег Корнильцев

Только сейчас узнал о кончине Игоря…
Сегодня у нас в Ангарске в библиотеке ДК Нефтехимиков будут вспоминать об истории.

Поэтому и набрал в поисковике имя Игоря. И вот тебе – на! Почти двадцать лет тому, как приезжал, читал свои переводы Хайяма на радио Ангарской нефтехимической компании, заходил в гости…

Земля тебе пухом, Игорёк, соучастник нашей весны. Сегодня в нашем замечательном читальном зале, где не раз сиживал ты, мы будем говорить о тебе…



Владимир Тугов

Сегодня, 27 октября 2010 года, я более 3 часов был в гостях у известного поэта, переводчика с фарси, прозаика, литературоведа и филолога Игоря Андреевича Голубева, проживающего, как и я, в Москве (Зеленоград). Мы о многом поговорили, вспомнили, как он руководил литературным объединением "Зеленоградский литератор" с 1997 г. по 2009 г. Потом Игорь сильно заболел, и с тех пор может принимать некоторых своих друзей только в домашних условиях. Я заметил, что у него дома появилось складное кресло на колёсиках и посоветовал ему чаще выбираться на улицу. Он мне сказал, что сборы занимают много времени, а в сидячем положении он больше 40 минут не выдерживает. Мы повздыхали и опять стали вспоминать наше совместное литературное прошлое.

Игорь Андреевич посетовал, что так и не завёл себе блог или литературную страничку в Интернете...




...Но, к счастью, для автора
"Третьего обращения инопланетян к жителям Земли",
смерть совсем не повод отказатся от своих задумок...




  Третье обращение инопланетян  
   к жителям Земли   
                                                (картинка кликабельна)


      
      
                     * * *

Я был и останусь
Поэтом ХХ века.
Цветы. И усталость.
И пыль. И обилие лета:

Из детства - под Лугой,
Из юности - над Ангарою.
То - солнце на плуге,
То - пляска пчелиного роя,

То - в горне подкова.
То - робкие рожки улитки.
То - давних жуков
Ослепительно медные слитки,

То - дождь, окропивший
Полушками тину в кадушке.
То - запах крапивы,
Прогнавшей маслята с опушки.

То - птичьего следа
Не альфа, так, значит, омега...
Слиянное лето
Густого двадцатого века.

А всё остальное
Давайте оставим в анналах.
Зима над страною
Ошибки мои извиняла.

Я жил - привыкал
Из тюремного видеть оконца
Морозное гало
Вокруг незамёрзшего солнца.

И пусть мне за это
Друзей и соседей потомки
Простят моё лето:
Я тоже - скитался по кромке.    


 


Игорь Голубев